•  

Домофоны

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 17-08-2010

0

Домофон нужен в каждый дом

Нам всем из детства уже известно о том, что в дом пускать незнакомца похоже на лотерею. В наше время, играя во что-то подобное, не всегда «выигрыш» будет за нами. И когда действительно нужно удостовериться в личности особы Которая хочет войти, желательно хотя бы увидеть и тем более поговорить с нею, но это иногда бывает проблематично.

Да, можно посмотреть в дверной глазок и напрягая голосовые связки как маэстро Шаляпин, начать диалог с пришедшей к вам особой. Есть масса вариантов ответов и способов хоть как-то узнать о госте, но все они или неудобны или не практичны и дают чаше всего не полностью желаемый эффект. А желаемого эффекта в этом деле поможет нам добиться, не такое уж и давнее приспособление, как домофон. Относительно не дорогая альтернатива вместо найма консьержа, который, как и все мы с вами хоть и профессионал своего дела, но все же он человек, а людям свойственно делать ошибки и принимать не всегда правильные решения. Таких вот вещей лучше избегать вообще. Хорошо если визит не прошеного гостя обойдется привычным уже нам нанесением «наскального рисунка». Могут произойти вещи намного серьезней.

Как только все атрибуты безопасности вашего жилья, по вашему мнению, уже приобретены и установлены, следует вспомнить одно «золотое» правило – лишь комплексная установка всех необходимых элементов максимально вас сможет обезопасить. Ключевым таким элементом и является домофон.

Я бы даже перефразировал одну детскую загадку — «не лает, не кусает, а в дом не пускает» на «не лает, не кусает, а покажет и представит». Учитывая технический, та что уж там, глобальный прогресс, такими вот перефразировками, мы можем с самого раннего возраста помочь понять нашим детям, что серьезно нужно относиться к такому термину как безопасность. Не навязчиво подскажем, что при выборе нужно идти «в ногу со временем».

О необходимости и актуальности в использовании домофона мы уже убедились, осталось только выбрать качественную модель и надёжного поставщика необходимого нам товара.

Компания «Maxus», представляет вашему вниманию домофоны производства фирмы Jeja. Вся представленная линейка домофонов прошла все необходимые тесты и проверки. На всех этапах зарекомендовала себя как надежный и качественный товар.

Еще одна из традиционных проблем

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Еще одна из традиционных проблем, интересующих архитекторов, — «оптимальное» соотношение высоты застройки и ширины улицы или площади. Восприятие поперечного разреза улицы или площади, изображенных на чертеже, далеко не тождественно тем впечатлениям, которые производят на зрителя эти объекты в натуре. Зрительные оценки величины всегда точнее оценок удаления объектов. Именно это различие и служит определяющим условием переоценок зрительных углов как горизонтальных, так и вертикальных, это происходит потому, что зритель недооценивает величину предмета и одновременно» но в более значительной степени, недооценивает расстояние до предмета. В результате угол зрения на объект представляется зрителю преувеличенным. Так, рельеф местности мы воспринимаем в натуре выраженным более ярко, чем на чертеже или в модели. Пологие склоны, спуски и подъемы всегда выглядят более крутыми, чем они есть в действительности, а заключенное среди зданий пространство как бы сжимается, уменьшаясь в объеме, застройка же воспринимается более высокой. Недооценка удаленности резко сказывается не только на восприятии расстояний между объектами по глубине, но и приводит к зрительным изменениям всей структуры взаимного расположения зданий, к изменениям формы плана, объемно-пространственных соотношений и т.д. Зрительное сокращение протяженности пространств, ограниченных застройкой, будет наблюдаться во всех случаях удлинения пропорций плана нежели при соотношении сторон 1 : 1,5. Степень недооценки протяженности находится в прямой зависимости не только от абсолютных размеров, но и от формы плана. Кроме недооценки реального удаления меняются и представления зрителя о взаимном расположении зданий. При достаточно больших расстояниях дальние планы застройки как бы «приближаются» к зрителю и, кроме того, «сближаются» между собой, что снижает впечатление о многоплановости композиции.

Недооценка размеров крупных объектов

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Недооценка размеров крупных объектов находится в прямой зависимости от реальных условий их восприятия. Так, при восприятии ярусных сооружений часто сказывается иллюзия недооценки размеров верхних частей сооружения по сравнению с нижележащими.

Изменения впечатлений о форме и пропорциях объектов

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Изменения впечатлений о форме и пропорциях объектов широко сказываются не только при восприятии фасадов зданий, но и при обозрении различного рода окруженных застройкой пространств — площадей, дворов, улиц, а также значительных по размерам внутренних помещений. Так, при обозрении площадей и улиц их длина недооценивается в значительно большей степени, чем поперечные размеры, а форма открытых пространств приобретает в представлениях зрителя более компактные, сжатые в продольном направлении очертания. В результате прямоугольная, вытянутая в плане площадь может показаться близкой к квадрату, открытое пространство, имеющее овальные очертания, будет напоминать круг, а длина улицы будет казаться сокращенной. Точность зрительных оценок падает вместе с увеличением размеров, расстояний, ракурса, т.е. с ухудшением реальных условий наблюдения.

Сопоставление влияния ракурсов на восприятие горизонтальных и вертикальных размеров объекта показало их количественное отличие. Восприятие вертикальных размеров более точно и близко к действительности, чем горизонтальных. Так, при восприятии фасада на узкой улице недооценка его протяженности более заметна, чем недооценка высоты. Симметричное расположение отдельных зданий на отрезке в 400—500 м оказывается скрытым от глаз зрителя и зачастую не заметно при осмотре.

Ю.В. Короев и М.В. Федоров в результате своих наблюдений сделали вывод о том, что при восприятии в ракурсах выглядят измененными не все пропорции, а лишь некоторая их часть. Наиболее существенным изменениям в пределах угла зрения 40—45° на объект подвергаются лишь соотношения между горизонтальными и вертикальными размерами. По сравнению с ортогональным чертежом фасад здания оказывается как бы «сжатым» в продольном направлении. Но несмотря на недооценки протяженности геометрически подобные части и элементы фасада сохраняют свое подобие. Проверка восприятия форм с различных точек зрения говорит не о необходимости использования жесткого канона, а о подвижной, закономерно изменяющейся при восприятии системе пропорций и отношений, не теряющей своей выразительности в различных условиях наблюдения. Основу такой системы должны составлять пропорции и отношения, изменения которых ее не нарушают при восприятии в ракурсах. В архитектуре пропорции выражают взаимосвязь частей здания между собой и с целым. Пропорции есть непременное условие гармонизации размеров и форм, одно из средств достижения соразмерности в архитектуре, впечатление о пропорциях представляет собой, как правило, обобщенный образ, сложившийся в ходе пространственно-временного знакомства с объектом.

Среди пропорций, сохраняющих свои соотношения, а следовательно воспринимаемых без искажения:
• прямолинейность и параллельность отрезков, прямые углы;
• соотношения между горизонтальными и вертикальными отрезками при углах зрения, не превышающих 40—50°;
• геометрически подобные части фасада при углах зрения до 40—50°.

При углах зрения в 40—45° наиболее существенным изменениям подвергаются лишь соотношения между горизонтальными и вертикальными размерами.

Зритель также до определенной степени нивелирует разность расстояний между дальними объектами

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Зритель также до определенной степени нивелирует разность расстояний между дальними объектами, что сближает задние планы. Многоплановость застройки на больших расстояниях начинает приобретать характер панорамы. Отдельные здания вдали, отделенные друг от друга значительными расстояниями по глубине, воспринимаются расположенными на одном расстоянии. Были сделаны выводы о степени недооценки расстояния между зрителем и зданиями, расположенными отдельно или в комплексе. Эта недооценка прогрессивно возрастает по мере их удаления. Так, стометровая
дистанция оценивается примерно в 68 м, километровая — как 500 м, а 10 км мы воспринимаем как 3 км. Недооценка величины объекта прогрессивно возрастает по мере увеличения расстояния наблюдения. Недооценка расстояний сказывается и на восприятии реальных пропорций и формы объекта, протяженности фасада здания, при оценке протяженности улицы и площади относительно их ширины.

Недооценка удаленности определяет ряд существенных различий, выявляющихся при восприятии композиции зданий в проекте и в натуре. Далекие объекты кажутся расположенными ближе к зрителю, улицы и площади сокращенными по длине, различно удаленные здания заднего плана воспринимаются стоящими рядом. Формы отдельных сооружений вследствие недооценки удаленности также могут выглядеть измененными. Острый угол здания, например, с большинства точек воспринимается менее острым. Поворот улицы под тупым углом, напротив, может оказаться более значительным, чем он есть в действительности.

Представления зрителя о форме и пропорциях фасада предопределяются конкретными условиями и особенностями восприятия объекта. На основе последовательного выявления результатов восприятия с наиболее характерных точек с их последующим суммированием для определения средних данных был выявлен нижеследующий характер представления зрителя о форме фасада здания (рис. 141, 142).

Если перед зрителем имеется широкое свободное пространство, например при расположении на площади, с которой осматривается фасад здания, то, соответственно, и общее впечатление зрителя о форме фасада будет приближаться к правильному суждению. Если фасад здания выходит на узкую улицу, то для выявления средних впечатлений, складывающихся при восприятии здания в движении, необходимо воспользоваться по крайней мере четырьмя точками зрения, равномерно расположенными на противоположной стороне улицы. При этом крайние точки следует выбирать таким образом, чтобы угол зрения на фасад был бы не менее 30°.

Важную роль при восприятии предметов играет проекционное изображение на сетчатке глаза

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Важную роль при восприятии предметов играет проекционное изображение на сетчатке глаза. Как известно, возникновение изображений в глазу по своему принципу аналогично процессу, который мы наблюдаем в фотоаппарате. Хрусталик глаза представляет собой линзу, а сетчатка, на которой проектируются изображения предметов, как бы заменяет фотопленку. Лучи проходят через хрусталик и образуют на поверхности сетчатки проекционное изображение. Процесс восприятия действительной величины усложняется, если предметы расположены на различных расстояниях от зрителя. Чем больше удаление, тем сильнее сокращаются проекционные размеры предметов на сетчатке глаза. В результате крупный предмет может спроецироваться на сетчатку в меньшем размере, чем маленький предмет, расположенный вблизи зрителя. Для восприятия действительных размеров предмета наличие проекционного изображения на сетчатке глаза является необходимым, но не вполне достаточным условием. Чтобы видеть реальную величину, необходим еще один дополнительный компонент — оценка удаления. Оценка удаления (т.е. расстояния до предмета) при восприятии служит своего рода масштабной шкалой. В основе непосредственных оценок удаления лежит весь предшествующий опыт восприятия предметов на различных расстояниях. Физиологическими механизмами восприятия удаления являются мышечные усилия, возникающие при сведении и разведении глаз (конвергенция и дивергенция), и натяжение хрусталика (аккомодация). Особо важную роль при этом играют также различия в характере изображения на сетчатках левого и правого глаза (бинокулярный параллакс), служащие основой объемного стереоскопического видения. В своей повседневной практике человек постоянно и часто бессознательно ставит и решает вопрос о размерах, положении и формах предметов. Но на практике даже наши вполне достоверные знания о величине предметов часто вступают в противоречие с видимыми нами размерами. Так, снежные горы на горизонте кажутся сравнительно незначительными по сравнению с близлежащими скалами или холмами, а если мы смотрим вниз из окон высотного дома, то фигуры людей представляются нам маленькими. Расстояние в 100 м воспринимается зрителем сокращенным до 82—93 м, а в 500 м — до 230—360 м. Если считать, что недооценка размеров пропорциональна недооценке расстояний, то при удалении на 100 м недооценка величины предметов определяется в пределах 7—18 %, а при удалении на 500 м доходит до 28—54 %. Опыты показали, что в среднем недооценка размеров при удалении предмета на 3 м составляет 1%, а на расстояние в 9 м — 1,6 %. Таким образом: чем ближе расположен объект наблюдения, тем точнее непосредственно «на глаз» происходит оценка его действительной величины, формы, пропорций; и наоборот, чем он более удален, крупнее по размерам и находится в ракурсе по отношению к зрителю, тем значительнее проявляются недооценки его величины и удаления при зрительном восприятии.

Знакомство с планами площадей

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Знакомство с планами площадей и наблюдение за особенностями их восприятия заострили внимание на недооценке действительной протяженности площадей по отношению к их ширине и соотношению высоты застройки к прилегающим пространствам. Случаи непараллельного или неперпендикулярного расположения частей застройки остаются большей частью незамеченными, хотя при более значительных углах поворота во внутреннюю сторону (5—10°) наоборот — зрительно преувеличиваются. Ю. Короев и М. Федоров объясняют причины возникновения оптических искажений особенностями зрительного восприятия. Чертежи, перспективные изображения и модели всегда содержат известную долю условности. При восприятии здания и его модели с перспективных точек различие также существенно, так как на оценках формы, пропорций и масштаба сказываются разность абсолютных размеров и дистанций наблюдения. Авторы предлагали вести изучение особенностей зрительного восприятия размеров и форм архитектурных сооружений по двум направлениям.

Оптические теории пропорционирования: а — решение А. Дюрера по корректированию высоты строк надписи, размещенной на высокой башне; б — предложения Леонардо да Винчи по корректированию размеров фигуры при выполнении росписи стень  в — оптический анализ пропорций Парфенона (по Пеннеторну); г — анализ пропорций палаццо Веккио с помощью угловых измерений (по Г. Покровскому); д — предложения Г. Мертенса по корректированию высоты вертикальных элементов сооружения; е — корректирование высоты этажей здания уступчатого профиля (по Виоле-ле-Дюку)
Первое — исследование особенностей восприятия действительных размеров пропорций и форм окружающих предметов. Предполагалось, что эти исследования должны раскрыть закономерную картину восприятия реальных пропорций и соотношений на чертеже и в натуре.

Второе — исследование восприятия перспективных или проекционных отношений, имеющих отношение к задаче усовершенствования методов построения архитектурных перспектив. И если второй вопрос в настоящее время решается с помощью современных средств и возможностей компьютерного проектирования, то именно первый до сих пор остается на уровне формальных обобщений. Поэтому основные исследования были посвящены вопросу о том, как мы видим в реальных условиях фактические размеры, пропорции и формы сооружений, и каким образом на точность наших оценок влияют условия наблюдения.

Практика показывает, что здание в натуре зачастую выглядит иначе, чем в ортогональном чертеже или на перспективе.

Греческие мастера

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

Греческие мастера всегда принимали сложившийся рельеф участка с минимальными поправками, стараясь максимально связать воедино архитектурное произведение с окружающим ландшафтом. Это сохранение рельефа практически исключало создание симметричных композиций ансамблей, обуславливая их живописность. При анализе архитектурных памятников становятся очевидными способы уравновешивания архитектурных масс. Так, в ансамбле Афинского Акрополя правое крыло Пропилеи сокращено таким образом, чтобы храм Ники Аптерос был обрисован на фоне неба. Этот маленький храм стоит не параллельно главной оси композиции — тем самым эта неправильность привлекает к себе внимание, придавая значение зданию столь малых размеров. Парфенон стоит не напротив главного входа, а на самой высокой точке Акрополя под углом к зрителю. Древние греки предпочитали угловые живописные виды, и поэтому восточный фасад Парфенона дополнен рядом ступеней, высеченных прямо в скале и визуально повторяющих изгибы фасада. Был принят во внимание фактор скошенности: две серии кривых, вершины которых не соответствуют одному и тому же углу зрения, создают в перспективе негармоничное впечатление. Во избежание этого и в целях создания оптической симметрии древние греки нарушили симметрию геометрическую (см. рис. 139). Вместо того, чтобы направить вершины кривых лестницы в точку, лежащую на одной вертикальной оси с вершиной кривых линий фасада храма, они переместили их на линию, соединяющую глаз зрителя с вершиной кривых фасада Парфенона. Таким образом для создания визуальной гармонии была предусмотрена оптическая коррекция. Каждый архитектурный мотив, взятый в отдельности, симметричен, а группировка сооружений рассматривается как пейзаж с уравновешенными массами.

Греки стремились к созданию первых благоприятных впечатлений и для целостного восприятия архитектурного ансамбля использовали следующие методы группировки зданий:
• добиваться единства впечатления, подчиняя каждую из последовательных картин пейзажа главному мотиву;
• стремиться к угловым перспективам, прибегая к фронтальным видам только в качестве исключения;
• устанавливать между отдельными массами оптическое равновесие, которое согласовало бы симметрию контуров с многообразием и неожиданностью деталей.

В XX веке вопросы восприятия архитектурных ансамблей, сочетания их элементов, вопросы ритма и раскрытия пространственных перспектив оставались в центре внимания архитекторов. Исследователи объемно-пространственных композиций стремились перевести эмпирические знания об особенностях визуального восприятия в ранг системных исследований этих закономерностей, проводя экспериментальные сравнения восприятия объектов в натуре с их планами и перспективными изображениями.

ОПТИЧЕСКИЕ ИЛЛЮЗИИ И ПРИЕМЫ ИХ КОРРЕКЦИИ В АРХИТЕКТУРЕ

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

ОПТИЧЕСКИЕ ИЛЛЮЗИИ И ПРИЕМЫ ИХ КОРРЕКЦИИ В АРХИТЕКТУРЕ
Исследователи памятников архитектуры отмечают, что еще древним зодчим было известно, что некоторые геометрические построения плана или фасада в натуре воспринимаются глазами «неверно», с определенными искажениями. Поэтому они заранее привносили в свои работы приемы архитектурно-планировочных корректив, с тем чтобы изменить визуальные впечатления, расставить требуемые акценты для формирования выразительного образного строя, ожидаемых эмоциональных переживаний. Эти знания, имеющие характер эмпирических наблюдений, закреплялись в практике строительства и, базируясь на интуитивных впечатлениях, влияли на процесс проектирования. Несмотря на изменения современного заказа проектирования и характера объектов наблюдения, накопленные за длительный период развития архитектуры, не потеряли своей значимости, но так и не получили научного статуса. Каждый раз использование или отсутствие визуальных корректив зависит от персонального умения и мастерства архитектора. В то же самое время закономерности подобных корректив объективно присутствуют, но с трудом поддаются формализации.

Попытки обобщить способы корректировки впечатлений можно встретить в работах Огюста Шуази, который еще в конце XIX века анализировал их в творчестве древних египтян и греков.

Так, египетские зодчие для того, чтобы обелиски неправильной высоты воспринимались одинаковыми, выдвигали меньший на передний план. Впечатление глубины храма усиливалось по мере удаления колонн путем их постепенного уменьшения, для чего использовался прием подъема почвы. Египтянам был известен обман зрения, возникающий при восприятии длинной горизонтальной линии. Эта оптическая иллюзия была известна и грекам, так в Древней Греции с зрительным провисанием посередине длинной линии архитрава боролись, придавая архитраву изгиб в направлении, противоположном кажущемуся прогибу.

У греческих мастеров существовали известные способы оптических корректировок. Так, обычно увеличивали высоту частей здания, рассматриваемых снизу, и поэтому уменьшенных перспективой. В надписи, выгравированной на одной из ант храма в Приене, высота букв изменяется от строки к строке. Для зрителя, находящегося в точке 0, отсекаемая высота угла каждой строки выравнивается, буквы увеличиваются по мере удаления от наблюдателя, давая впечатление букв одинаковой высоты (рис. 139).

Оптический обман деформаций, возникающих у зрителя, стоящего у подножия здания, пропорционален размерам последнего: стволы колонн утончаются, антаблемент кажется более узким, а косяки дверей преувеличенно наклонными. Эти искажения корректировались нарочитым увеличением тех элементов, размеры которых уменьшает перспектива, и сокращением тех, которые она увеличивает: слегка утолщались части антаблемента, что сдерживало наклон дверных косяков, и т.п. В скульптуре фронтона Парфенона, снятого со своего места, пропорции оказались преднамеренно искаженными с учетом действия перспективы, т.е. в расчет принимались предполагаемые точки зрения, и скульптура создавалась именно для того места, которое она должна была занимать. В портиках с двойным рядом колон колонны второго ряда делались обычно более тонкими, чем стоящие впереди. Таким образом они казались одинаковых размеров с передними, но более отдаленными от них, чем это было на самом деле, что создавало впечатление большей глубины. Колонны Парфенона отличаются друг от друга как высотой, так и диаметром. Стремясь исправить кажущееся сжатие цилиндра (колонны), стволу колонны придавали некоторую выпуклость, которая называлась энтазисом. Угловую колонну храма, выделяющуюся на фоне неба, по выражению Витрувия, «поглощенной окружающим светом», в целях корректировки этого явления утолщали. Колонны имели не строго вертикальную ось — им придавали легкий наклон, направленный внутрь здания, т.к. все вертикально поставленные колонны производят впечатление расширяющихся кверху веером, фронтон же делали несколько нависающим вперед. Совершенно ровный пол кажется вдавленным посередине, поэтому полу придавалась легкая выпуклость.

При формирование ритмических рядов в визуальной среде

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 29-06-2009

0

При формирование ритмических рядов в визуальной среде надо иметь в виду, что область ясного видения сетчатки глаза составляет 2°. Так, черная точка размером 7 мм в диаметре хорошо фиксируется на белом листе бумаги с расстояния 0,8 м. В этом случае она вписывается в область ясного видения. Труднее фиксировать 2 точки такого же размера. Они тоже вписываются в область ясного видения, но в этом случае человек уже не знает, какую точку он фиксирует в конкретный момент. Еще труднее рассмотреть 3 одинаковых объекта, т.к. оба крайних попадают на границы области ясного видения и т.д. Для успешной фиксации два одинаковых элемента должны быть разнесены не менее, чем на 2°, а общее число одинаковых элементов не должно превышать 5. Для того, чтобы не наблюдалось явление монотонности, число однотипных объектов в пейзаже не должно превышать 13. Вероятно, в городских условиях эта цифра должна быть еще меньше — 5— 9 одинаковых элементов. Монотонность в пейзаже наблюдается, если однотипные объекты разнесены на 1°—2°. В агрессивном поле число одинаковых элементов доходит до 100 и более.

Оптимальным видимым полем можно считать поле, удовлетворяющее следующим требованиям:
• размер объекта 1°;
• расстояние между объектами 2,5°;
• число однотипных объектов не более 5.

При этом фиксировать по одному объекту из любого ряда легко последовательно, но легче рассматривать ряд разных объектов.
В агрессивных видеополях мозг страдает от избытка одной и той же повторяющейся информации, вызывающей невольное раздражение и уныние, но проблемы видеоэкологии не исчерпываются изучением гомогенных и агрессивных визуальных полей в городской среде.

В агрессивной и гомогенной среде не могут полноценно работать фундаментальные механизмы зрения: бинокулярный аппарат, конвергенция и дивергенция, автоматия саккад. Это приводит к физиологическим и биологическим расстройствам функционирования зрения и в целом мозга. Более того, агрессивная среда провоцирует агрессивность людей (вернее — это один из компонентов целой системы негативных провоцирующих явлений).

Комфортная визуальная среда — это среда с большим разнообразием элементов в окружающем пространстве. Для нее характерно: наличие разнообразных силуэтов, кривых линий разной толщины и контрастности, острых углов (особенно в верхней части видимой картины) в виде вершин, заострений и т.п., разнообразие цветовой гаммы, сгущение и разрежение видимых элементов и разная их удаленность.

В комфортной визуальной среде все механизмы зрения работают в предпочтительном режиме. Полноценный отдых человека заключается в том, что все автоматийные процессы организма, обеспечивающие основные физиологические функции, работают без насилия, без чрезмерного воздействия со стороны внешних и внутренних факторов. Взаимодействие человека с внешней средой определяется принципом наименьшего принуждения.

Проблемы восприятия среды, поставленные видеоэкологией, решаются в области архитектуры и дизайна с использованием различных приемов колористики, озеленения и благоустройства, созданием камерных городских пространств и т.п. При этом видеоэкологами приветствуется использование широкой цветовой гаммы с яркими цветовыми акцентами деталей в композиционных узлах, деление больших поверхностей на отдельные цветовые участки, исключение больших монотонных поверхностей, насыщение города скульптурой и т.п. средствами. В интерьерных пространствах предлагается использовать красивоцветущие растения — бегонию, примулу, азалию, фуксию и т.п. При формировании изделий промышленного дизайна видеоэкологи рекомендуют обращаться к образцам природного и растительного мира, тем самым удовлетворяя человеческую потребность в метафоризации. Большая освещенность создает хорошие условия для фиксации взгляда после саккады, поэтому видеоэкологи заостряют внимание на хорошей освещенности интерьеров.

Отсутствие в области видеоэкологии регламентов и нормативов частично восполняется работой экологического Совета, который осуществляет независимые экспертизы проектов рекламных щитов и вывесок. В суммарной оценке качества жизни в различных районах города рассматривается показатель комфортности визуальной среды, который назван как «эстетическая привлекательность и визуальный комфорт». Этот показатель фигурирует при экспертной оценке наравне с транспортными, торговыми, экологическими факторами, а также социальным составом и криминальной обстановкой в районе, которые в совокупности определяют качество и стоимость жилья. Кроме того, специалисты по видеоэкологии настаивают на необходимости проведения анализа и составления карты «загрязнения» видимой среды городов.

Агрессивная визуальная среда

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 29-06-2009

0

Агрессивная визуальная среда — это окружающая среда, в которой человек одновременно видит большое количество одинаковых элементов (рис. 137). Термин «агрессивное поле» повторяет название картины художника Т. Юккера, где несколько тысяч гвоздей вбиты на половину свой длины в плоскость полотна размером 1,5 х 2 м на расстоянии 15 мм друг от друга. На этой картине, согласно законам физиологии, человек в результате неосознанных движений глаз видит только шляпки гвоздей. Подобная плотность расположения абсолютно идентичных объектов превращается для глаз в негативный фактор.

Гомогенные поля воспринимаются глазом легче, чем агрессивные. Из экспериментальных тестов было выяснено, что т.н. тест «прожектор», состоящий из концентрических окружностей, агрессивней чем «ткань в горошек» при положительном контрасте (черный на белом). При частом расположении однородных элементов условия для фиксации взгляда усложняются, при редком расположении фиксация осуществляется проще. Испытуемые, с тем чтобы снизить напряжение глаз, нередко образуют мнимые квадраты, например из 8-ми горошин вокруг одной центральной (рис. 138).

При мобилизации внимания для поиска детали подавляется автоматия саккад. При высокой плотности одних и тех же элементов глаз физически не может справиться с задачей фиксации одного элемента. В архитектуре агрессивная среда угадывается в организации многооконных фасадов панельных жилых домов. Человек не может точно определить, какое окно он зафиксировал до саккады, а какое после нее. Нарушается основная функция зрения — определение направления, куда смотрят глаза, и того, что они видят. Благодаря автоматии саккад взгляд переносится с одного окна на другое через 0,5—1,0 с. При этом после каждой саккады в мозг идет одна и та же информация: назойливый повтор — «окно», «окно», «окно». Какие-либо акценты отсутствуют, а фиксировать одно окно среди большого их количества глаз физически не может. Аналогична реакция на здания с вертикальным рустом (трудно определить, на какой руст человек смотрит). При большом количестве одинаковых объектов в поле зрения (горошины на ткани, полоски на «тельняшке», концентрические кольца в «прожекторе») человек не может установить, на каком объекте он фиксировал свой взгляд до саккады, а на каком — после. Глаз легко теряет тот объект, который только что фиксировал. При высокой плотности визуальных элементов попытка фиксировать один из них ведет к автоматии саккад. Одновременно наступает стабилизация медленных движений глаз — они стоят, как «вкопанные».

Типы визуальной среды

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 29-06-2009

0

Типы визуальной среды

Гомогенная видимая среда — это такая среда, в которой либо совсем отсутствуют видимые элементы, либо их количество резко снижено.

В однородной гомогенной среде (равномерные поверхности большого размера) в сознании человека может возникнуть эффект «пустого поля». Это происходит, если при автоматии саккад на сетчатке не возникает перепада освещенности фоторецепторов — объект становится как бы неподвижен относительно фоторецепторов, и человек перестает его видеть через 1—3 с.

В городской среде существует много видимых гомогенных полей (в частности торцы зданий, фасады из стекла больших размеров, асфальтовые покрытия, панельная нарезка фасадов и др. ориентированые пространства), где взгляду не за что зацепиться после очередной саккады. В такой среде амплитуда саккад увеличивается в 3—5 раз, т.е. автоматия саккад переходит на поисковый режим с максимальной амплитудой, что приводит к быстрому утомлению глаз.

Утверждение по поводу получения интересного эффекта в городской среде от отражения объектов (деревьев, облаков и т.д.) на фасадах зданий, облицованных стеклом, не совсем верно ввиду местных климатических особенностей, т.к. при пасмурной погоде (а таких дней в году в Москве около 70 %) большая часть поверхности остается гладкой, зеленоватой, однородной.

В современной градостроительной практике при многоэтажной застройке увеличиваются разрывы между зданиями, что приводит к созданию незамкнутых внутриквартальных пространств, оторванных друг от друга. В подобной среде отсутствуют камерные интимные пространства, где человек чувствует себя защищенным. С позиций видеоэкологии такую среду также можно отнести к гомогенным полям, т.к. в ней отсутствует достаточное количество элементов для фиксации взгляда. В подобной среде у человека увеличивается нагрузка на зрение, т.к. после очередной саккады нет детали для осуществления фиксации, что ведет к увеличению амплитуды саккадических движений глаз. Длительное пребывание в подобной среде ведет к ощущению дискомфорта. Гомогенная среда вынуждает рассматривать предметы с большей тщательностью, т.к. при попадании в поле зрения гомогенной поверхности в мозг поступает недостаточно информации, что вызывает определенный психологический дискомфорт.

Даже такой прием, как внесение цветовых деталей на плоские торцы зданий, должен сопровождаться организацией их в предметные формы и линии, т.к. цвет без контуров и ориентиров приближает среду к гомогенной.

ВИДЕОЭКОЛОГИЯ

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 29-06-2009

0

ВИДЕОЭКОЛОГИЯ

В последние годы все активнее о себе заявляет ВИДЕОэкология — область знаний о взаимоотношении человека с окружающей его видимой средой (см. Филин А.В. Видеоэкология). Ее появление обусловлено тем, что с середины XX века резко изменилась городская визуальная среда в сторону господства темно-серого цвета, преобладания прямоугольных объемов, прямых линий и углов. Достаточно остро проблема организации комфортной визуальной среды стоит при создании интерьеров в заводских цехах и фабриках, школах и институтах, больницах, поликлиниках и т.п.

Массовые средства транспорта также меняют визуальное восприятие окружающей среды, затрагивая два аспекта: движущиеся объекты в поле зрения пешехода и визуальное перемещение статичных объектов для пассажиров транспорта.

Привычную визуальную среду человека изменила и продолжительная работа в помещениях: новые, отличные от природных отделочные материалы, новые источники света и варианты освещения, рассматривание мелких деталей при чтении, письме и на производстве, многочисленные индикаторы, экраны компьютеров и т.д.

Компьютеры и телевизоры создают дополнительную нагрузку на зрение в производстве, быту, на отдыхе. В зонах отдыха, на предприятиях, концертах к ним добавляются резкие световые и цветовые эффекты. Насыщенность визуальной среды зрительными элементами оказывает на человека сильное влияние.

Все это весьма отличается от естественной природной среды, в которой человечество как биологический вид привыкло жить тысячелетиями. В связи с вышеперечисленными факторами, специалисты по видеоэкологии рассматривают постоянно видимую среду и ее состояние как важный экологический фактор.

Были выделены два типа дискомфортных визуальных сред — «гомогенные» и «агрессивные» поля городской среды, которым были присвоены определенные характеристики.

«Гомогенные» поля — голые стены из бетона и стекла, глухие заборы, перегородки, асфальтовое серое покрытие и пр.

«Агрессивные» поля — преобладание одинаковых ординарных элементов (ряды окон на плоских стенах, ординарный геометрический рисунок обоев и пр.), от которых рябит в глазах.

Оба типа отличаются отсутствием композиционных, привлекающих внимание визуальных структур.

Видеоэкология в настоящий момент не имеет разработанных нормативных документов по формированию визуальной среды, в частности по допустимым размерам «гомогенных» и «агрессивных» полей в архитектуре города, но акцентирует внимание на визуальном качестве среды, подчеркивая актуальность этого фактора для комфортного в ней проживания.

 

Унас можно сделать срочный ремонт мониторов по доступным ценам.

Проблема образного восприятия архитектурно дизайнерской среды

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 29-06-2009

0

Проблема образного восприятия архитектурно дизайнерской среды является одной из центральных в архитектурной теории. Когнитивная психология подтверждает правильность деления функционирования прототипа на «внешнюю» и «внутреннюю» форму. При этом именно «внешняя» форма функционирования прототипа содержит (рис. 132, 133, 134) в себе знания о закономерностях пространственного поведения людей, особенностях восприятия и умения пользоваться системами информационных знаков и т.д. В то время как «внутренняя» форма (рис. 135, 136) содержит закономерности пространственной организации типа в виде устойчивых пространственных схем, форм, моделей и т.п., что и составляет «паттерн» с набором его устойчивых признаков. Такой тип восприятия выделяет как значение повторяющегося, устойчивого в архитектурном типе или некой архитектурно-дизайнерской системе, так и находит объяснение роли индивидуального при формировании уникальных образов, которые воспринимаются на фоне имеющихся и хранящихся знаний.

Когнитивная психология открывает интересные возможности для осмысления развития архитектурно-дизайнерской среды, т.к. она ориентирована на привнесение научных подходов, связанных с человеком, и может открыть в развитии пространства новые ракурсы и понятия. В полной мере это относится и к определению задач визуальной организации среды в целом, и ее элементов в отдельности.

Для архитектурно-дизайнерской деятельности

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 29-06-2009

0

Для архитектурно-дизайнерской деятельности «картина» фиксируется прежде всего образным кодом.

Вообще образный код. видимо, более подходит для конкретной, чем для абстрактной информации, а вербальный код скорее пригоден для обработки абстрактной информации. Это не означает, что все слова равно «абстрактны», а все картинки равно «конкретны»; некоторые зрительные стимулы — скажем, изображение горы, дерева и т.п. — лучше представлены в образных кодах, чем вербальных.

Шепард полагает, что связь между мысленным образом и внешним объектом, вызвавшим этот образ, аналогична отношению между замком и ключом. Физически замок и ключ различны, но на функциональном уровне между ними существует взаимно однозначное соответствие: только подлинный ключ откроет конкретный замок. Функция этого объекта (как и ключа) — активировать нервный процесс. Результаты исследований, проведенных группой Шепарда, представляют собой серьезный аргумент в пользу существования умственных образов, которые если не идентичны структурно реальному объекту, то как минимум связаны с ним функционально.

Способность человека к воображению является мощным свойством памяти. Но образы играют важную роль и в повседневной жизни, когда мы работаем и передвигаемся во внешней среде. Людей и других земных существ объединяет общий трехмерный мир, и люди для выживания должны уметь пользоваться образами, чтобы перемещаться в пространстве и избегать вреда для себя. Существует понятие «когнитивного картирования», которое означает общее знание пространства. Ученые пришли к выводу, что при ориентации люди используют два типа информации — знание маршрута и топографическое знание. Знание маршрута касается конкретных путей перемещения из одного места в другое, т.е. описание маршрута. Топографическая информация относится к более глобальным отношениям между элементами среды, а один из способов формирования топографического знания — это изучение карты. Для запоминания географической информации люди используют концептуальные стратегии. Возможно в процессе когнитивного картирования человек создает даже более сложные формы или абстрактную информацию (см. рис. 130, 131).

Можно предположить, что географическая информация структурирована в памяти в виде абстрактных обобщений, а не в виде конкретных образов. Картирование есть форма символьной репрезентации; считается что когнитивные карты точно описывают физический, а иногда и концептуальный мир. Большая часть нашей внутренней деятельности связана с использованием символов и манипулированием ими. Превосходство графики в том, что она дает наибольшую информацию за кратчайшее время. Есть предположение, что образ обладает пространственными свойствами, и что чем больше сканируемое расстояние, тем больше времени на это требуется.