•  

ОПТИЧЕСКИЕ ИЛЛЮЗИИ И ПРИЕМЫ ИХ КОРРЕКЦИИ В АРХИТЕКТУРЕ

Автор: admin | Категория: Интеллектуальные системы | Опубликовано: 30-06-2009

0

ОПТИЧЕСКИЕ ИЛЛЮЗИИ И ПРИЕМЫ ИХ КОРРЕКЦИИ В АРХИТЕКТУРЕ
Исследователи памятников архитектуры отмечают, что еще древним зодчим было известно, что некоторые геометрические построения плана или фасада в натуре воспринимаются глазами «неверно», с определенными искажениями. Поэтому они заранее привносили в свои работы приемы архитектурно-планировочных корректив, с тем чтобы изменить визуальные впечатления, расставить требуемые акценты для формирования выразительного образного строя, ожидаемых эмоциональных переживаний. Эти знания, имеющие характер эмпирических наблюдений, закреплялись в практике строительства и, базируясь на интуитивных впечатлениях, влияли на процесс проектирования. Несмотря на изменения современного заказа проектирования и характера объектов наблюдения, накопленные за длительный период развития архитектуры, не потеряли своей значимости, но так и не получили научного статуса. Каждый раз использование или отсутствие визуальных корректив зависит от персонального умения и мастерства архитектора. В то же самое время закономерности подобных корректив объективно присутствуют, но с трудом поддаются формализации.

Попытки обобщить способы корректировки впечатлений можно встретить в работах Огюста Шуази, который еще в конце XIX века анализировал их в творчестве древних египтян и греков.

Так, египетские зодчие для того, чтобы обелиски неправильной высоты воспринимались одинаковыми, выдвигали меньший на передний план. Впечатление глубины храма усиливалось по мере удаления колонн путем их постепенного уменьшения, для чего использовался прием подъема почвы. Египтянам был известен обман зрения, возникающий при восприятии длинной горизонтальной линии. Эта оптическая иллюзия была известна и грекам, так в Древней Греции с зрительным провисанием посередине длинной линии архитрава боролись, придавая архитраву изгиб в направлении, противоположном кажущемуся прогибу.

У греческих мастеров существовали известные способы оптических корректировок. Так, обычно увеличивали высоту частей здания, рассматриваемых снизу, и поэтому уменьшенных перспективой. В надписи, выгравированной на одной из ант храма в Приене, высота букв изменяется от строки к строке. Для зрителя, находящегося в точке 0, отсекаемая высота угла каждой строки выравнивается, буквы увеличиваются по мере удаления от наблюдателя, давая впечатление букв одинаковой высоты (рис. 139).

Оптический обман деформаций, возникающих у зрителя, стоящего у подножия здания, пропорционален размерам последнего: стволы колонн утончаются, антаблемент кажется более узким, а косяки дверей преувеличенно наклонными. Эти искажения корректировались нарочитым увеличением тех элементов, размеры которых уменьшает перспектива, и сокращением тех, которые она увеличивает: слегка утолщались части антаблемента, что сдерживало наклон дверных косяков, и т.п. В скульптуре фронтона Парфенона, снятого со своего места, пропорции оказались преднамеренно искаженными с учетом действия перспективы, т.е. в расчет принимались предполагаемые точки зрения, и скульптура создавалась именно для того места, которое она должна была занимать. В портиках с двойным рядом колон колонны второго ряда делались обычно более тонкими, чем стоящие впереди. Таким образом они казались одинаковых размеров с передними, но более отдаленными от них, чем это было на самом деле, что создавало впечатление большей глубины. Колонны Парфенона отличаются друг от друга как высотой, так и диаметром. Стремясь исправить кажущееся сжатие цилиндра (колонны), стволу колонны придавали некоторую выпуклость, которая называлась энтазисом. Угловую колонну храма, выделяющуюся на фоне неба, по выражению Витрувия, «поглощенной окружающим светом», в целях корректировки этого явления утолщали. Колонны имели не строго вертикальную ось — им придавали легкий наклон, направленный внутрь здания, т.к. все вертикально поставленные колонны производят впечатление расширяющихся кверху веером, фронтон же делали несколько нависающим вперед. Совершенно ровный пол кажется вдавленным посередине, поэтому полу придавалась легкая выпуклость.

Комментарии закрыты.